Лидер фрегат

Строительство и содержание военного флота – дело дорогостоящее. Видимо, поэтому российский ВМФ долгое время финансировался в недостаточном объеме. На протяжении двух с лишним десятилетий новые корабли почти не спускались на воду, а советское «наследство» слишком часто отправлялось на металлолом или за гроши продавалось за границу. Но вот настал черед крепить оборону, на это появились деньги, а внешнеполитическая обстановка явственно указывает на необходимость подобной меры. Не так давно в прессе появилась информация о том, что в двадцатых годах (скорее, к их середине) на вооружение будет прият новый эсминец. Лидер или аутсайдер? На этот вопрос можно ответить, лишь проанализировав те достаточно скудные сведения, которые доступны в настоящий момент. Их немного, но они есть. Об амбициозности проекта говорит его название. Знакомьтесь, эсминец типа «Лидер».

эсминец типа лидер

Текущее состояние флота


Корабли служат долго, но не бесконечно. Они устаревают морально и изнашиваются физически под натиском океанских волн и усталости металла. Истираются подшипники, выходит из строя электрооборудование, мощные двигатели, как бы бережно за ними не ухаживали, вырабатывают свой моторесурс. Через десятилетие боевых кораблей дальнего радиуса плавания у России останется мало, считаные единицы. Проекты 956 («Современный»), 1155 («Удалой») и 1164 («Москва») отслужат свое. Останутся «Петр Великий», «Адмирал Нахимов» и «Адмирал Кузнецов» (авианосец), однако без сопровождающей эскадры их применение представляется проблематичным и даже авантюрным. Задачу боевого патрулирования, конечно, смогут выполнять подводные ракетоносцы, но специфика их службы состоит в скрытности, и пресловутую «демонстрацию флага» им поручать, по известным причинам, нельзя. В такой ситуации строительство перспективного эсминца типа «Лидер» представляется важнейшей задачей.

перспективного эсминца типа лидер

Что происходит в США?

После распада СССР развитие американских вооруженных сил сопровождалось некоторыми диспропорциями, связанными с эйфорией по поводу ухода со сцены главного вероятного противника.


едствием этого стало отставание (возникшее как-то неожиданно) в области стратегических ударных сил, но флоту в США по прежнему уделялось большое внимание. Бюджет Пентагона огромен, он в разы превышает объем финансирования ВС любой другой страны (России, например), и на долговременные и масштабные проекты денег американское руководство не жалеет. Спуск на воду «эсминца XXI века» типа «Замволт» ознаменовал возрастание глобальных притязаний США. Этот корабль построен с учетом всех современных и перспективных требований, он малозаметен для радаров и имеет очень мощное вооружение. Сможет ли российский эсминец типа «Лидер» противостоять этой мощи? Какими преимуществами он будет обладать как более современный?

Впрочем, и переоценивать достоинства американских эсминцев было бы несколько преждевременно. «Замволт» оказался слишком дорогим даже для гипергигантского военного бюджета США. К тому же есть множество примеров неэффективного расходования средств Пентагоном. Новейший суперэсминец отвечает всем требованиям, предъявляемым к американской технике: он большой, устрашающе угловатый, стоит огромных денег, но какова будет его эффективность в условиях реального морского театра военных действий, говорить очень сложно.

новый эсминец типа лидер

Почему эсминец?


До сих пор при классификации кораблей учитывался их тоннаж. Однако данные американского «Замволта» свидетельствуют о смещении понятий в направлении укрупнения. Водоизмещение эсминца нового поколения типа «Лидер» также соответствует скорее классу ракетного крейсера (примерно 11-12 тыс. тонн). Такое утяжеление обусловлено несколькими факторами, в том числе увеличенным оперативным радиусом (дальние корабли маленькими не бывают), обилием электронного оборудования и антенных систем, а также особенностями энергетической силовой установки. Почему же его назвали эсминцем, а не крейсером? Дело в самой идеологической концепции. Назначение «Лидера» состоит в борьбе с береговыми очагами сопротивления (при высадке десанта) и кораблями противника разного класса, а также с воздушными и подводными целями. Такая универсальность характерна именно для эсминцев.

эсминца нового поколения типа лидер

Силовая установка

Эскизный проект эсминца типа «Лидер» (а именно на этой стадии сейчас он находится) предусматривает возможность оснащения корабля реакторным ядерным или газотурбинным двигателем. Преимущества атомной силовой установки очевидны: она обеспечивает практически неограниченную дальность плавания, высокую автономность и, как ни странно, большую экономичность, выраженную в снижении эксплуатационных и логистических расходов (доставлять мазут в отдаленные точки мирового океана нет нужды).


стоинство обычной газотурбинной установки – относительная ее дешевизна. Какая из концепций одержит верх, пока неясно, но возможно, что новый эсминец типа «Лидер» будет выпущен в двух вариантах, в зависимости от пунктов базирования. Корабли Северного и Тихоокеанского флотов, по всей видимости, потребуют большей автономности, а на Черноморском хватит и газотурбинной силовой установки.

проект эсминца типа лидер

Предполагаемые характеристики

Технические данные современного боевого корабля, как правило, не разглашаются, а так как речь идет только о его проекте, то тем более. Однако некоторые характеристики эсминца типа «Лидер» все же известны. Кроме упомянутого ориентировочного водоизмещения в 12 тыс. тонн, на основании доступной информации можно предположить, что скорость в атомном исполнении составит устойчивые 30 узлов, а с газотурбинной установкой — несколько менее. Нет сомнений в том, что при проектировании и строительстве будут учтены самые современные достижения в области скрытности, а потому следует ожидать угловатости силуэта корабля, что подтверждается опубликованными фотографиями эскизных макетов. Впрочем, на утюг он похож не будет, обводы сохранят изящность, характерную для кораблей Российского Флота.

характеристики эсминца типа лидер

Электронное оборудование


Современность корабля определяется в первую очередь возможностями его боевой информационно-управляющей системы. Какой она будет у перспективного эсминца типа «Лидер» — неизвестно, и в ближайшие десятилетия этот пробел в знаниях вряд ли будет восполнен. Навигационное оборудование и аппаратура наведения совершенствуются постоянно, а так как корабль в следующем году только закладывается, то прогнозируемый прогресс электронной техники позволяет предполагать, что и она будет совсем другой, чем сейчас. Что касается активных систем подавления средств связи и управления противника, то сегодняшние успехи российских конструкторских бюро позволяют надеяться на самые впечатляющие показатели ее эффективности.

Вооружения

Ракетные и артиллерийские системы также меняются, и очень быстро, но если опираться на современный уровень российской техники, можно предполагать, что эсминец типа «Лидер» будет оснащен высокоточными крылатыми ракетами большой дальности «Калибр» и сверхзвуковыми «Ониксами». В настоящий момент в стадии доводки находится ракетная зенитная противоракетная система С-500, и она, скорее всего, найдет свое место в оборонительном комплексе корабля. Артиллерия, вероятно, будет представлена спаренной 152-мм установкой (типа «Коалиция»). Разумеется, не обойдется эсминец и без торпед. Авиакрыло – два вертолета. А что будет еще, пока широкой общественности неизвестно.

эсминец лидер или аутсайдер

Сложности и перспективы


Осложнения в российско-украинских отношениях внесли коррективы и в проект этого корабля. Вместо николаевских турбин, производство которых предполагалось разместить на заводе «Зоря-Машпроект», придется ставить рыбинские двигатели (технологию их изготовления предстоит еще освоить). Стоимость каждого эсминца приблизительно оценивается в два миллиарда долларов в сопоставимых ценах. Пока планируется строительство шести единиц. Вот, собственно, и все, что известно про эсминец типа «Лидер». Не подлежит сомнению одно: он, безусловно, поступит на вооружение Российского Флота.

fb.ru

Приведите мне хоть один англо-язычный источник, в котором «Норфолк» обозначался бы как фрегат!

Например:
 
Online Library of Selected Images:
 U.S. NAVY SHIPS — Listed by Hull Number
DL and DLG — Destroyer Leaders, Frigates and Guided Missile Frigates
 
During World War II the Navy began concept development of a new type of destroyer, intended for operation with aircraft carriers.


was considerably larger than existing destroyers with weapons and sensors emphasizing aircraft control, anti-aircraft and anti-submarine missions. Later in the 1940s, the need to combat high-performance submarines generated a separate concept for an even larger ship, of about the same size as the earlier Atlanta (CL-51) class light cruisers. The Fiscal Year 1949 shipbuilding program provided for six ships based on both of these schemes: four destroyers (DD-927 through DD-930) and two «hunter-killer» light cruisers (CLK-1 and CLK-2). Construction of CLK-2 (to be named New Haven) was not begun, but the other five were laid down in 1949. In February 1951 these ships were reclassified as «destroyer leaders» and designated DL. They were completed as such in 1953 and 1954.
 
On 1 January 1955, the five destroyer leaders were again reclassified, becoming «frigates» but retaining their DL designation and hull numbers. The Fiscal Year 1956 shipbuilding program provided for three more frigates with all-gun main batteries (DL-6 through DL-8) and another three ships of nearly identical design but armed with «Terrier» guided missiles. The latter were designated DLG and numbered in a separate series (DLG-1 through DLG-3). Before keels were laid, all six became guided-missile frigates and were redesignated DLG-6 through DLG-11.

er the next two decades thirty more DLGs were built, among them eight with nuclear-generated steam powerplants (DLGN). Another DLGN was programmed, but cancelled before construction began.
 
Modernized in the later 1960s, two of the first five frigates were reclassified guided-missile destroyers (DDG-35 and DDG-36) in 1967. All of the guided-missile frigates (DLG & DLGN) were reclassified at the end of June 1975, at which time the DL and DLG designations went out of use. The first ten DLGs became guided-missile destroyers and received new hull numbers (DDG-37 through DDG-46). The rest became guided-missile cruisers (CG and CGN), while retaining their original numbers.
 
Note on the «destroyer leader» classification: During the middle and later 1930s, thirteen large destroyers were constructed. Intended as squadron leaders, and frequently referred to as «destroyer leaders», they were designated and numbered within the regular destroyer series (DD-356 through DD-363, DD-381, DD-383 and DD-394 through DD-396).
 
Note on the «frigate» classification: The U.S. Navy has used the term «frigate» for two other types of modern warship. The first type originated during World War II as «frigates» (designated PF, and also called «patrol escorts»). This designation actually continued in use during the era of the big «frigates» (DL, DLG and DLGN).

mid-1975 the latter ships were reclassified as guided-missile destroyers and cruisers. At the same time, a large number of modern «escort ships» (DE and DEG) took over the «frigate» classification, becoming FFs and FFGs. This action brought the U.S. Navy into compliance with the ship classification practices of most foreign navies.
 
This page provides the hull numbers of all U.S. Navy destroyer leaders, frigates and guided missile frigates numbered in the DL/DLG series, with links to those with photos available in the Online Library.
 
 
See the list below to locate photographs of individual destroyer leaders, frigates and guided missile frigates numbered in the DL/DLG series.
 
If the destroyer leader (DL), frigate (DL) or guided missile frigate (DLG) you want does not have an active link on this page, contact the Photographic Section concerning other research options.
(www.ibiblio.org/hyperwar/OnlineLibrary/photos/shusn-no/dl-no.htm)
И еще из Википедии (кстати меня на другой ветке упрекали за недоверие к ней):

В советских специализированных изданиях, термин «DL», переводился буквально как «Destroyer leader» (Лидер эсминцев), однако в таком виде, этот термин применялся только в ВМС СССР. Фактически, американские корабли подкласса «DL» уступали рядовым «стандартным» эсминцам класса «DD» по мощности наступательного артиллерийского вооружения, по максимальной скорости хода, имели только противолодочные торпедные аппараты, и поэтому не могли претендовать на роль «Destroyer leader». В данном случае, буквенная компонента «L» больше соответствует значению Large — Большой или Long — Длительный (Продолжительный) поиск. Википедия

alternathistory.com

Терминология[править | править код]


В русском языке термин «фрегат» появился при Петре I. В начале имел две формы «фрегат» и «фрегата». В форме «фрегат» слово было заимствовано из голландского языка, в форме «фрегата» из немецкого или прямо из французского[1]. Во французский язык слово попало из итальянского и упоминается в «Декамероне» Джованни Боккаччо. Более ранняя этимология слова весьма спорна. Одно из самых ранних упоминаний термина «fragata» найдено у трубадура Хайме Фебрера, участника Реконкисты, свидетеля завоевания Валенсии в 1276 году.

Фрегат 1) В парусном флоте — военный трёхмачтовый корабль с полным парусным вооружением с одной или двумя (открытой и закрытой) орудийными палубами.

Фрегат отличался от парусных линейных кораблей меньшими размерами и артиллерийским вооружением и предназначался как для дальней разведки, то есть действий в интересах линейного флота[2], так и крейсерской службы — самостоятельных боевых действий на морских и океанских коммуникациях с целью защиты торговли или захвата и уничтожения торговых судов противника. В этом смысле фрегаты являются предшественниками крейсеров.

При этом термин «фрегат», в эпоху парусного флота, являлся достаточно условным (неофициальным), как наименование класса кораблей использовался редко. В Британском ВМФ парусные фрегаты соответствовали кораблям шестого и пятого ранга (линейные корабли — корабли четвёртого ранга и выше).

Шестому рангу соответствовали малые фрегаты, имевшие 25-28 пушек, фрегаты пятого ранга имели до 44 пушек. Важное отличие фрегатов от линейных кораблей — единственная батарейная палуба. Это касается только кораблей шестого ранга; на тяжёлых фрегатах пятого ранга орудия, как правило, располагались на двух орудийных палубах (закрытой и открытой — см. изображение). Самое же главное отличие фрегатов от линейных кораблей заключается в назначении — фрегаты, в отличие от линейных кораблей, не были предназначены для ведения боя в линии. Фрегаты использовались в качестве как самостоятельной боевой единицы, так и флагмана небольших эскадр. Фрегаты действовали на морских коммуникациях, контролируя торговые пути, использовались для связи между эскадрами, несли разведку, участвовали в блокаде портов, сопровождали конвои. Фрегаты часто использовались в операциях вдали от основной базы флота поскольку, обладая значительно лучшими чем линейные корабли мореходными качествами, могли эффективнее (быстрее и дешевле) преодолевать большие расстояния.

2) В ВМС Великобритании в годы Второй мировой войны — синоним американскому термину «эскортный эсминец»[источник не указан 653 дня] (англ. Destroyer escort), небольшой, относительно медленный и легко вооружённый эсминец, выполнявший функции эскорта океанских конвоев.

3) В ВМС США в период с 1951 до 1975 года — синоним термину «лидер эсминцев» (англ. Destroyer leader), которым (в ВМС США) был впервые выделен из единого класса: «DD» (Destroyer) — новый подкласс «DL». С 1959 года новые корабли, аналогичные по основному назначению подклассу «DL», но с управляемым ракетным вооружением (УРО), были выделены в подкласс «DLG», а единичные экземпляры с атомными энергетическими установками, были выделены в подкласс «DLGN». В результате, к классу «Фрегат УРО» были отнесены эскортные корабли противолодочной и противовоздушной обороны, кроме, торпедно-артиллерийских эсминцев — «DD», «Эсминцев УРО»: «DDG»;«DDR»;«DEG»;«DE» и переоборудованных артиллерийских крейсеров и атомного крейсера УРО — «Лонг Бич».
Примечание: В советских специализированных изданиях, термин «DL» переводился буквально как «Destroyer leader» (Лидер эсминцев), однако, в таком виде этот термин применялся только в ВМФ СССР. Фактически, американские корабли подкласса «DL» уступали рядовым «стандартным» эсминцам класса «DD» по мощности наступательного артиллерийского вооружения, по максимальной скорости хода, имели только противолодочные торпедные аппараты, и поэтому не могли претендовать на роль «Destroyer leader». В данном случае, буквенная компонента «L» больше соответствует значению Large — Большой или Long — Длительный (Продолжительный) поиск.[источник не указан 2329 дней]

4) С 1975 года, в ВМС США и ряда государств — корабль водоизмещением примерно 3000÷6000 т, имеющий УРО (в системе классификации ВМФ СССР — Фрегат УРО), основное назначение которого — борьба с воздушным и подводным противником при сопровождении основных сил флота и особо важных конвоев при любом удалении от берега.

В настоящее время к классу «Фрегат УРО» в ВМС большинства государств относят основной многоцелевой боевой корабль указанного водоизмещения. С недавнего времени, в ВМФ Российской Федерации, класс «Фрегат» введён для замещения прежних классификационных терминов: Сторожевой корабль (СКР) и Большой противолодочный корабль (БПК), в зависимости от ранга последнего.

Гребные фрегаты[править | править код]

Задолго до появления парусных фрегатов, фрегатами называли быстроходные галеры с 6-20 банками гребцов[3]. При этом саета считалась разновидностью фрегата, имеющей прямые паруса на фок-мачте и латинские паруса на грот- и бизань-мачтах[4]. Позднее саета, потеряв вёсла и сохранив паруса, превратилась в чисто парусное судно[4].

Парусные фрегаты[править | править код]

Фрегаты являлись одним из наиболее разнообразных по характеристикам классов парусных кораблей. Своё происхождение фрегаты ведут от лёгких и быстроходных судов, применявшихся дюнкеркскими корсарами для рейдов в проливе Ла-Манш начиная приблизительно с XVII века. С ростом морских флотов и их радиуса действия, характеристики дюнкеркских фрегатов перестали удовлетворять адмиралтейства, и термин начал трактоваться расширительно, означая, фактически, любой лёгкий быстроходный корабль, способный к самостоятельным действиям.

Классические фрегаты парусного века были созданы во Франции в середине XVIII столетия. Это были корабли среднего размера с водоизмещением около 800 тонн, вооружённые примерно двумя-тремя десятками 12-18 фунтовых пушек на одной орудийной палубе. Меньшие корабли, не имевшие ни одной батарейной палубы, к фрегатам не относились. В дальнейшем водоизмещение и мощь вооружения фрегатов росли, и после наполеоновских войн они достигали 1000 тонн водоизмещения и до шестидесяти 24-фунтовых орудий. Наиболее крупные из них могли включаться в боевую линию и в XIX веке получили название линейных фрегатов, подобно линейным крейсерам XX века.

Подобно нынешним эсминцам, фрегаты являлись наиболее активно используемым типом кораблей парусного флота. В мирное время фрегаты обычно не ставились на прикол, подобно линейным кораблям, а применялись для патрульной и крейсерской службы, борьбы с пиратством и тренировки экипажей. Надёжность и скорость фрегатов делали их популярными кораблями для исследователей и путешественников. Например, французский путешественник Луи Антуан де Бугенвиль совершил кругосветное плавание на фрегате «Будёз» (Капризница) в 1766—1769, а знаменитый фрегат «Паллада», на котором в 1855 году адмирал Е. В. Путятин прибыл в Японию для установления дипломатических и торговых отношений, был построен в 1832 году как личная яхта императора Николая I.

Таким образом, для парусного фрегата как класса кораблей было характерно гармоничное сочетание двух групп качеств — «эскадренных», связанных со службой при эскадре и участием в эскадренном бою, и «крейсерских», связанных с приспособленностью к длительным автономным океанским плаваниям и действиям на морских коммуникациях.

В британском Королевском Флоте, который имел, по многим свидетельствам, самое большое число фрегатов в мире, они имели ранги с четвёртого по шестой.

Парусные фрегаты русского флота[править | править код]

В 1805 году в России вводится ранг 44-пушечных фрегатов.

Русские 44-пушечные фрегаты строились со сплошной палубой в отличие от фрегатов XVIII века, у которых закрытыми были носовая и кормовая оконечности, а средняя часть верхней палубы оставалась открытой. В числе этих фрегатов был прославившийся в 1854 году при обороне Петропавловска-Камчатского фрегат «Аврора», построенный в 1833—1835 годах в Санкт-Петербурге на Охтинской верфи.

В новейшей истории, парусные фрегаты, как класс, возродились в качестве учебных кораблей. В частности — учебный парусный фрегат «Надежда».

Паровые фрегаты[править | править код]

С распространением в первой половине XIX века паровых судов класс фрегатов начал претерпевать заметные изменения. К середине столетия большинство флотов мира уже широко применяло так называемые пароходо-фрегаты, представлявшие собой корпус типичного фрегата, оснащённый паровой машиной и гребными колёсами. Наличие колёс по бортам корабля мешало размещению артиллерии и делало его пропульсивную установку уязвимой к огню противника, поэтому в 1840-х годах наметился переход к винтовому движителю, лишённому данных недостатков.

Винтовые паровые фрегаты получили паровой двигатель, что дало им сразу целый ряд принципиально новых боевых качеств: не зависящий от ветра паровой корабль мог с лёгкостью держаться с носа или кормы формально более сильного парусного оппонента, обратив всю мощь своей бортовой батареи против его немногочисленных погонных или ретирадных орудий. В принципе, мощные паровые фрегаты середины XIX века, формально уступая линейным кораблям по рангу, были сравнимы с ними по огневой мощи или даже превосходили их в этом отношении. Даже линейные корабли, оснащённые паровой машиной и винтовыми движителями, проигрывали им во многих отношениях: так, худшие обводы подводной части корпуса винтовых линейных кораблей по сравнению с фрегатами мешали достижению ими высоких ходовым качеств, а высокий борт с несколькими орудийными палубами — делал лучшей целью для неприятельского огня.

После того, как в Крымскую войну стала окончательно ясна ценность бронирования, стали появляться броненосные винтовые фрегаты, впоследствии выделенные в отдельный класс броненосцев, который заменил линейные корабли и небронированные винтовые фрегаты в качестве основной боевой силы флота. Хотя некоторые из этих кораблей и сохраняли название «фрегатов», по сути они полностью утратили основной признак данного класса — универсальность: «эскадренные» качества у них в значительной степени доминировали над «крейсерскими» или даже полностью их вытесняли. Постоянный рост массово-габаритных характеристик артиллерии, в особенности — после перехода на размещение её в орудийных башнях, в сочетании с происходящим в ответ на него увеличением толщины брони привели к дальнейшей специализации броненосцев как кораблей, предназначенных исключительно для участия в эскадренном сражении, сильному росту их водоизмещения и, первоначально, к резкому ухудшению мореходности из-за малой высоты надводного борта и плохих обводов подводной части. Многие броненосцы последней четверти XIX века, в сущности, могли считаться лишь условно мореходными, автономность и дальность плавания с неэкономичными паровыми машинами тех лет при отказе от парусного рангоута также были весьма невысоки. Эволюция броненосцев привела к появлению в начале XX века нового класса, получившего старое название линейных кораблей (линкоров).

Между тем, и после появления брони сохранилась определённая ниша, в которой безбронные винтовые фрегаты оставались полезным и необходимым типом кораблей — там, где защита могла быть принесена в жертву максимальному развитию «крейсерских» качеств. Такие корабли могли использоваться в качестве лёгких разведчиков при броненосных эскадрах, охотников на торговые корабли противника или защитников собственных морских коммуникаций — типичные функции классического парусного фрегата. Этот «старый новый» класс, занявший место старых фрегатов, со временем был назван новым термином «крейсер», происходящим от голландского слова «Kruiser» («тот, кто пересекает»). Понятие «крейсер» существовало и при парусном флоте, но означало не класс корабля, а поставленную ему боевую задачу: в крейсерство могли отправляться и линейные корабли, и фрегаты, и ещё более лёгкие шлюпы, корветы и бриги. В эпоху брони и пара, однако, потребовалось для данных целей создать специальный тип корабля, конструктивно приспособленный для длительных автономных океанских плаваний и действий на морских коммуникациях.

Впоследствии появились крейсера «защищённые» (бронепалубные), у которых энергетическая установка была защищена от снарядов противника расположенной на уровне ватерлинии броневой палубой, а также броненосные («поясные», причём в России первые из них всё ещё именовались «полуброненосными фрегатами»), у которых та же самая задача решалась за счёт бортового броневого пояса, причём артиллерия и у тех, и у других изначально оставалась небронированной, поскольку вероятность выведения из строя отдельного орудия, представляющего собой весьма малоразмерную цель, считалась ничтожно малой. Лишь появление к концу 1880-х годов мощных фугасных снарядов, начинённых бризантными взрывчатыми веществами, поставила на повестку дня вопрос о защите артиллерии крейсеров, которую стали размещать в отдельных казематах или облегчённых орудийных башнях. Последующая эволюция этого класса привела к сближению типов бронепалубного и броненосного крейсера, в результате чего к началу Первой мировой войны сложились два новых подкласса — лёгких крейсеров и тяжёлых. Оба новых типа крейсеров имели хорошо защищённую артиллерию и, как правило, сочетание броневой палубы и броневого пояса, отличаясь между собой лишь скоростью хода, калибром орудий и толщиной брони. Также в течение сравнительно короткого времени существовал класс так называемых линейных крейсеров, которые по сути представляли собой облегчённые линейные корабли и впоследствии слились с ними в единый класс быстроходных линкоров.

Таким образом, к середине 1890-х годов термин «фрегат» в большинстве флотов мира временно вышел из употребления.

Фрегаты периода 1939—2011 гг[править | править код]

История развития класса[править | править код]

Вторично термин «Фрегат» был введён накануне Второй мировой войны в ВМС Великобритании для выделения класса эскортных кораблей (в частности — фрегат «Тэй»), превосходящих по водоизмещению и вооружению корабли класса корвет, но более лёгких, чем эсминец. Первоначально в Британских ВМС фрегаты предназначались главным образом для борьбы с подводными лодками противника и сопровождения конвоев. Уступая эсминцам в скорости, вооружении и главных размерениях, они были дешевле, поэтому могли закладываться в достаточных количествах на верфях, неприспособленных к постройке кораблей класса эсминец. В системе классификации ВМФ СССР эти корабли относились к классу «Сторожевой корабль» (СКР).

Во время 2-й мировой войны в ВМС США корабли, аналогичные по ТТЭ английским фрегатам, были отнесены к подклассу эсминцев: DE — Destroyer Escort Ships (эскортный эсминец). После войны они были переклассифицированы в океанские эскорты, поскольку до переклассификации 1975 года «фрегатами» назывались легкие ракетные крейсера, построенные в размерениях эскадренных миноносцев. Лишь после этого флот США перешёл на британскую классификацию.

После 2-й мировой войны вследствие развития корабельных систем вооружения, главным образом — радиоэлектронных средств и управляемого ракетного оружия (УРО), и вследствие заката эпохи больших артиллерийских кораблей и распада эскадренных миноносцев на узкоцелевые подклассы, класс «Фрегат» по примеру англичан был выделен в новый самостоятельный класс в ВМС большинства морских держав. Фрегаты УРО, в отличие от современных им эсминцев УРО, решая примерно аналогичные задачи, имеют более мощное ракетное вооружение. Развитие кораблей класса «фрегат» в ВМС ведущих морских держав — США, Великобритании, ФРГ, Франции, Италии, Японии — приобрело свои индивидуальные особенности, определяемые характером боевых задач, возлагаемых на флоты этих государств.

Считается, что послевоенное развитие кораблей класса «фрегат» берёт своё начало в ВМС США, где они изначально по своему статусу (водоизмещение и главные размерения, вооружение) заняли промежуточное положение между классом «Эскадренный миноносец» и классом «Крейсер», в соответствие с основной задачей фрегатов ВМС США — обеспечение противовоздушной и противолодочной обороны ударных авианосцев в составе сил охранения авианосных ударных группировок или отдельных ударных корабельных соединений, поисковых групп и наиболее важных конвоев. Все без исключения, фрегаты ВМС США, превосходят эсминцы по водоизмещению, дальности плавания и мощности ракетного вооружения. Первым кораблём класса фрегат, в ВМС США явился специализированный корабль «Норфолк», вступивший в строй в 1953 году. С 1955 года, в ВМС США, к классу «фрегат», были отнесены большие эсминцы DL — Destroyer Leaders, типа «Митчер», которые, по своим тактико-техническим элементам соответствовали советскому подклассу эсминцев: «Лидер эскадренных миноносцев», но не имели торпедного вооружения… Эти корабли были завершены постройкой до принятия на вооружение ВМС США зенитного управляемого ракетного вооружения (ЗУРО). В начале 1960-х годов, для ВМС США было развёрнуто серийное строительство новых фрегатов, оснащаемых УРО, с обычными паротурбинными ГЭУ, типов: «Кунц», «Леги», «Белкнап» и с атомными ГЭУ, типов: «Бейнбридж» и «Тракстан». Эти корабли образовали новый подкласс — «Фрегаты УРО». В этой связи, в системе классификации ВМС США, до 1975 года, все фрегаты были отнесены к основному классу «D — Destroyer (Эскадренный миноносец)», который был подразделён на семь подклассов, в том числе включая четыре подкласса эсминцев: DD — Destroyers; DE — Destroyerr Escort Ships; DDR — Destroyers Radar Picket; DDG — Destroyers Guided Missile, и три подкласса фрегатов: DL — Destroyer Leaders Frigates — (Фрегат); DLG — Destroyer Leaders Guided Missile Frigates (Фрегат УРО); DLNG — Destroyer Leaders Nuclear Guided Missile Frigates (Атомный фрегат УРО). В конце 1960-х годов, командование ВМС США приняло новую программу строительства атомных фрегатов УРО типов «Калифорния» и «Вирджиния». По проекту кораблестроительной программы на 1974/75 финансовый год, предусматривалось строительство ещё двух атомных фрегатов УРО. Одновременно, в ВМС США осуществлялась программа модернизации фрегатов УРО типов «Кунц» и «Леги» в целях повышения эффективности их средств ПВО и в первую очередь — средств борьбы с крылатыми ракетами и низколетящими самолётами противника.

С 1975 года, в ВМС США, корабли водоизмещением от 3000 до 6000 т, с управляемым ракетным оружием (УРО), предназначенные для противовоздушной (ПВО) и противолодочной (ПЛО) обороны, официально выделены в самостоятельный класс «Фрегат УРО» и по аналогии с фрегатами ВМС Великобритании, получили новые буквенные обозначения подклассов. В частности, вместо первых букв: DL, введены буквы: FF, соответственно: FFG — фрегаты УРО; FFGN — атомные фрегаты УРО.

В ВМС Италии, классу «Фрегат УРО», первоначально соответствовали корабли класса «Incrociatori di Scorta Lanciamissili», типа «Витторио Венето» — 2 ед; и типа «Андреа Дориа» — 2 ед. Они, по водоизмещению и главным размерениям, превосходили эсминцы УРО, и в 1971 году, были переклассифицированы в лёгкие крейсера УРО, которые итальянцы классифицируют как «Эскортный крейсер» или «Крейсер ЗУРО».

В ВМС Великобритании, корабли подкласса: «Фрегат УРО» по водоизмещению и главным размерениям, приблизились к подклассу эсминцев: «Эскадренный миноносец УРО» и в свою очередь, по основному назначению были подразделены на подклассы: General Purpese Frigates, Antisubmarine Frigates, Antiaircraft Frigates, Aircraft Direction Frigates. Основное назначение фрегатов УРО в ВМС Великобритании: противовоздушная и противолодочная оборона оперативных соединений, борьба с лёгкими кораблями противника и огневая поддержка сухопутных войск.

В ВМС: ФРГ, Франции, Японии, корабли класса «Фрегат», изначально, по водоизмещению и главным размерениям, не превосходят корабли класса «Эскадренный миноносец». В частности, основная задача фрегатов французских ВМС — противовоздушная и противолодочная оборона авианосцев.

В советском и российском флоте корабли подобного типа назывались просто противолодочными и сторожевыми в зависимости от предназначения, дальности хода и вооружения. Однако, в связи с изменениями в военной доктрине в настоящее время на флоте происходит своего рода «ползучая» переклассификация, в особенности в отношении новых классов. Так, проект 22350 (головной корабль — «Адмирал Горшков») во многих источниках уверенно именуется фрегатом.

В системах классификации ВМФ СССР, и ВМФ Российской Федерации, все корабли класса «Фрегат», в составе зарубежных ВМС, в зависимости от их водоизмещения и главных размерений, отнесены (идентифицированы): либо к классу — «сторожевой корабль» (СКР); либо к классу — «Большой противолодочный корабль» (БПК); либо к классу «Противолодочный крейсер».

В новейшей истории развития ВМС Российской Федерации, классификационный термин «Большой противолодочный корабль» замещён термином «Фрегат». Российские фрегаты по своим тактико-техническим элементам (ТТЭ) в значительной степени соответствуют фрегатам ВМС США. В частности, большой противолодочный корабль типа «Адмирал Горшков» (головной корабль серии), проект 22350 во многих источниках классифицируется как «Фрегат» (классификация НАТО).

В современном понимании к фрегатам относятся боевые корабли среднего водоизмещения, океанской (дальней морской) зоны, обладающие универсальным ракетно-артиллерийским вооружением, способные решать задачи как оборонительного (ПЛО и ПВО конвоя, корабельного соединения, самообороны), так и ударного (поддержка морских десантов, атака кораблей противника, «горячая» разведка берега) характера. Достаточно чётко по массогабаритным характеристикам выделяются 2 группы фрегатов: Фрегаты I класса стандартным водоизмещением 4÷5 тыс. тонн и более, вплотную приближаясь к эсминцу по возможностями ПВО/ПЛО, но несколько уступая в ударном аспекте (за счёт более лёгких ПКР и АУ меньшего калибра). Эти корабли предназначены, в основном, для эскортирования авианосных и амфибийных групп, крупных конвоев в океанских условиях. Характерным представителем фрегата I класса является американский фрегат типа «Оливер Перри». Фрегаты II класса, имея меньшее водоизмещение (около 2000-4000 т), предназначены, в основном, для одиночной патрульной службы. Возможности ПЛО/ПВО у таких кораблей обычно ниже, но на борту имеются просторные помещения для тяжёлого вертолёта и подразделений морской пехоты, мощная артиллерия либо комплекс ПКР. Характерным представителем фрегатов 2-го класса является французский «Лафайет».

С учётом тенденции использования при проектировании современных кораблей модульного принципа, в условиях пункта базирования, предусмотрена возможность быстрого переоборудование корабля (путём замены стандартизованных блок-модулей вооружения, судового и радиоэлектронного оборудования) под тот или иной тип боевых задач, диктуемых конкретной миссией.

Список фрегатов ВМС США[править | править код]

Фрегаты 1-го поколения:

  1. Экспериментальный корабль «Норфолк» DL1 (1953—1970 гг.)
  2. Фрегаты типа «Митчер»:
  • DL2 «Митчер»(1953—1968 гг.), с 1968 года DDG-635(1968—1978 гг.)
  • DL3 «Джон С. Мак Кейн»(1953—1968 гг.), с 1968 года DDG-636(1968—1978 гг.)
  • DL4 «Уиллис А. Ли»(1954—1969 гг.)
  • DL5 «Уилкинсон»(1954—1969 гг.)

Фрегаты управляемого ракетного вооружения (УРО):

  1. Фрегаты УРО типа «Кунц»
  2. Фрегаты УРО типа «Леги»
  3. Фрегаты УРО типа «Белкнап»
  4. Фрегаты УРО типа «Бейнбридж»
  5. Фрегаты УРО типа «Тракстан»
  6. Фрегаты УРО типа «Калифорния»
  7. Фрегаты УРО типа «Вирджиния»
  8. Фрегаты УРО типа «Нокс»
  9. Фрегаты УРО типа «Оливер Х. Перри»

Список фрегатов ВМФ Российской Федерации[править | править код]

В советском флоте класса «Фрегат» не существовало, так как корабли классифицировались по их назначению, а не размеру. При этом классу «Фрегат» соответствовали советские сторожевые корабли. В последнее время, однако, этот термин вновь начинает использоваться. В частности корабли:

  • проекта 22350;

практически во всех публикациях именуются фрегатами.

В некоторых случаях именуются фрегатами (согласно зарубежной классификации) сторожевые корабли:

  • проекта 11540;
  • проекта 1135.

См. также[править | править код]

  • Список русских парусных фрегатов
  • Крейсер
  • Эсминец
  • Эскортный миноносец
  • Сторожевой корабль
  • Корвет
  • Противолодочный корабль
  • Вертолётоносец
  • Броненосец
  • Littoral combat ship
  • Фрегаттен-капитан, de:Fregattenkapitän — аналог капитана 2-го ранга в немецкоязычных странах

ru.wikipedia.nom.cl

Образование: нд

Опыт работы: нд

График работы: полный рабочий день

Оклад: договорная

Требуется инженер-микробиолог для работы в Исследовательском центре в Лаборатории биотехнологии и минерального сырья.

Должностные обязанности

Микробиологический контроль технологических процессов:

  • Отбор проб с объектов производства с использованием стандартных методик и оборудования для последующих микробиологических исследований

Транспортировка отобранных проб с соблюдением необходимых условий

Подготовка проб к анализу

Проведение лабораторных анализов/микробиологических тестов/определять количество микроорганизмов в единице массы, площади, объема

Идентификация таксономических групп микроорганизмов по морфологическим признакам (Оптический анализ, микроскопия микроорганизмов)

Выполнение необходимых расчетов по проведенным микробиологическим анализам, испытаниям и исследованиям и обобщение полученных результатов

Обеспечение своевременного и точного заполнения документации, отражающей режимы работы по этапам микробиологического исследования
Составление отчетов (раздела отчета) по теме или ее разделу (этапу, заданию)

Выполнение работ под руководством работника с более высоким квалификационным уровнем

Требования к кандидату

  • высшее профессиональное образованием в области естественных наук Исполнительность, ответственность, быстрая обучаемость, мобильность, стрессоустойчивость, толерантность

Условия работы

Работа в городе Красноярске. • Полная занятость, пятидневная рабочая неделя, с 08.00 до 17.00. • Официальное трудоустройство по ТК РФ. • Полный соц. пакет. • 39 дней оплачиваемого отпуска. • Уровень заработной платы – высокий. • Заработная плата выплачивается два раза в месяц путем перевода денежных средств на лицевой счет сотрудника. • Предоставляются путевки на курорты России после непрерывной работы в Компании более двух лет.
Дополнительная информация

В теме сообщения указывать Ф.И.О. и наименование вакансии.

Подробнее

egrulbox.ru

Глава ОСК в интервью ТАСС рассказал о планах строительства перспективных кораблей и судов, о предстоящем ремонте «Адмирала Кузнецова» и модернизации фрегатов проекта 22350

Военно-морской флот России выйдет на принципиально новый уровень развития с началом строительства эсминца «Лидер» и неатомных подлодок пятого поколения. О планах строительства перспективных кораблей и судов, о предстоящем ремонте авианосца «Адмирал Кузнецов» и модернизации фрегатов проекта 22350 в интервью ТАСС на полях Петербургского экономического форума рассказал президент Объединенной судостроительной корпорации (ОСК) Алексей Рахманов.

— Алексей Львович, на прошлом форуме вы рассказывали, что ОСК предлагает три варианта воздухонезависимой энергетической установки (ВНЭУ) для неатомных подводных лодок. О каких технологических решениях идет речь?

— Обеспечить необходимую автономность подводного аппарата можно несколькими способами. Вариант первый — это переход на новое поколение батарей увеличенной емкости. Вторая история — это хранящиеся на борту субмарины элементы, которые давали бы возможность генерировать электроэнергию непосредственно в море.

На сегодняшний день мы остановились на береговом (стендовом) варианте. Наша следующая задача — поместить его в прототип отсека подлодки, чтобы дальше проводить все необходимые испытания в море в соответствии с требованиями заказчика.

В этом году мы начинаем за свой счет финансировать изготовление морского стенда, который позволит нам проверить основные технические параметры и решения, уже испробованные на берегу. После этого посмотрим, какой из вариантов является оптимальным, и тогда уже предложим флоту конкретную реализацию.

— Когда флоту планируется передать второй «Ясень»?

— Подлодка спущена на воду и начинает испытания в этом году. Скорее всего, она будет проходить испытания еще одну навигацию, чтобы убедиться в работоспособности основных систем и эффективности установленного оборудования.

— Будет ли заключен контракт на строительство четвертой по счету неатомной подлодки проекта «Лада»?

— Мы провели ряд консультаций с Минобороны и все-таки нашли компромисс — с пониманием того, что мы переходим к строительству лодки поколения «4+», почти пять. Все работы, которые связаны с модернизацией ныне существующих проектов, разработкой каких-то новых элементов, как раз нацелены на абсолютно новые качества неатомных подводных лодок. Мы надеемся производить их на тех предприятиях, которые традиционно занимаются лодками такого образца.

— Получат ли «Лады» первыми воздухонезависимую энергоустановку или ею обзаведутся уже подлодки пятого поколения?

— Я думаю, что нам нужно очень аккуратно относиться к «вбрасыванию» новых инноваций в проекты, которые находятся на финишных стадиях разработки или строительства.

Например, построив большую серию подлодок проекта 636 как для российского заказчика, так и для иностранного, мы, по сути, продемонстрировали, как можем оптимизировать производство за короткий срок. Ни одного срыва по сдаче этого серийного проекта у нас не было — несмотря на небольшие дополнения, которые приходили в рамках технического задания или в спецификации этого изделия.

Если мы будем каждый раз что-то улучшать, дополнять, мы рискуем никогда не получить «длинную» серию и стабильный заказ. Нас справедливо критиковали за срыв сроков строительства нескольких заказов. Но, если посмотреть, все срывы касались, по сути, одного — головных заказов, в которых была очень высокая доля НИОКРов.

Есть золотое правило в концепции жизненного цикла изделия — на промышленное использование необходимо выходить только с теми технологиями, которые проверены временем. А если каждый раз будем пытаться делать какие-то новые дополнения к проектам, новые технические решения или новые изобретения, не проверенные временем, то рискуем просто-напросто их не реализовать. И это элементарный здравый смысл, по которому идет любая компания в мире.

— В какие сроки планируется создать подводный роботизированный комплекс для охраны морских районов континентального шельфа в Арктике?

— Мы договорились со всеми организациями, с которыми прорабатываем подобные проекты, о том, чтобы перейти к строительству прототипов к 2019 году и провести соответствующие испытания. Речь идет о нескольких проектах, но подробно рассказать о них я не могу.

— Как сейчас идет модернизация подводных лодок проекта 949А («Антей»)?

— Этот вопрос необходимо адресовать флоту. Я лишь хочу отметить здесь важную для нас вещь. Глубокая модернизация лодок, построенных более 35 лет назад, сопряжена с очень большим риском натолкнуться на необходимость огромного количества переделок.

По сути, это перестройка подлодки наново в существующем корпусе. Часто стоимость таких ремонтных работ начинает «подтягиваться» до стоимости нового изделия. Мы сообщаем о том, целесообразно или нет заниматься таким ремонтом. Но именно флот принимает решение о том, что нужно сделать и в каком объеме.

— Когда начнется ремонт авианосца «Адмирал Кузнецов» и сколько примерно он продлится?

— В 2018 году, ориентировочно два года. Мы уже получили от Минобороны России техническое задание на ремонт, но я не могу комментировать его параметры.

— Сколько средств на это выделено?

— К сожалению, не могу раскрыть эти цифры.

— Как проходят испытания фрегата «Адмирал Горшков»?

— «Адмирал Горшков» вышел сейчас на финальную стадию государственных испытаний, и мы надеемся, что летом они будут закончены.

— То есть заявленный ранее срок сдачи в июле сохраняется?

— Это уже третий перенос сдачи этого фрегата по вине наших двух основных поставщиков. Мы надеемся, что все необходимые изменения наконец завершены. И как только увидим конечный результат, сможем уверенно сказать, что корабль готов.

Он станет новейшим боевым кораблем только тогда, когда все его основные комплексы и системы будут находиться в работоспособном состоянии и будут соответствовать тому техническому заданию, которое было выдано первоначально.

— Когда планируется спустить на воду третий корабль проекта 22350 —​ «Адмирал Головко»?

— «Адмирал Головко» будет спущен на воду, скорее всего, в этом году. Поставка на него основных инструментов и агрегатов планируется начиная с середины будущего года. Тем самым мы надеемся, что сможем наверстать сдвинутые графики.

— Известно, что три корабля проекта 22350 будут оборудоваться новыми главными энергетическими установками (ГЭУ) производства компании «Сатурн». А как вы оцениваете отечественные ГЭУ?

— У отечественных установок по сравнению с украинскими будет более высокий КПД и более высокие экономические и энергетические параметры. Мы надеемся, что они будут все-таки находиться в контролируемых параметрах себестоимости, которая с «Сатурном» согласована.

Для нас важно, чтобы готовые изделия — газотурбинный агрегат и редукторная установка — были готовы для установки на фрегат с проведенным полным циклом испытаний. Мы всегда будем настаивать на том, чтобы все оборудование, которое ставится на новые корабли, было испытано перед тем, как оно на них устанавливается.

— Вы неоднократно говорили, что ОСК планирует подать в суд на украинское предприятие «Зоря-машпроект» из-за непоставки оплаченных ГЭУ. Суд состоялся?

— С учетом попрания всех возможных норм международного права украинской стороной, начиная от политических договоренностей и кончая экономическими, это, знаете ли, все равно что подать в суд на грозу, на изменившуюся погоду или ветер.

На сегодняшний день президент России очень четко обозначил, что в стране создан центр морского газотурбиностроения, который и будет нашей основной опорной точкой для всех энергетических установок, которые мы будем использовать на своих кораблях.

— Министр обороны РФ Сергей Шойгу говорил, что корабли проекта 22350 в перспективе составят основу нашего ВМФ. Учитывая эту концепцию, планируется ли как-то менять этот проект?

— Он действительно будет претерпевать серьезные изменения. Он будет больше, чем текущий проект 22350. Это будет более мощный корабль с точки зрения объема вооружения и его эффективности.

— Какие-то НИОКРы уже ведутся на эту тему?

— Разумеется. Но еще раз повторюсь, что мы не будем опять строить очередной испытательный стенд в виде головного корабля, чтобы потом долго мучиться с его сдачей. Здесь, я надеюсь, мы проведем достаточно скрупулезную подготовительную работу и уже после этого сможем двигаться в сторону создания конечного изделия под названием «фрегат следующего поколения».

— Планируется ли увеличить водоизмещение или вооружение этих фрегатов?

— Вооружение однозначно будет увеличено. Что касается водоизмещения, то с точки зрения размещения большего объема вооружения нам придется вносить изменения и в размеры этого фрегата, который, вероятно, станет больше. Но он, безусловно, не подрастет до уровня эсминцев. Это будет все равно «фрегатовское» водоизмещение.

— Означает ли развитие этого проекта, что мы в дальнейшем откажемся от строительства больших боевых кораблей, например эсминца, авианосца, ракетного крейсера?

— Корабли старых проектов, может быть, слишком большого размера, и такое водоизмещение попросту не требуется, чтобы нести оружие аналогичной эффективности. Вспомните сирийскую кампанию, вспомните достаточно небольшие корабли 3–4-го ранга, которые, собственно, смогли показать свою эффективность. Совсем недавно были очередные стрельбы, и корвет проекта 20380 показал свою эффективность с точки зрения вооружения.

С другой стороны, мы понимаем, что корабли океанской зоны нужны, и они будут строиться в Российской Федерации. В данном случае мы видим конкретные намерения, которые отражены в соответствующих мероприятиях программы вооружений по строительству кораблей такого класса.

— Есть ли понимание, что будет с проектом эсминца «Лидер»?

— Он будет продолжен, будет продолжено его проектирование, вероятно, с внесением соответствующих изменений, с учетом модернизации фрегата 22350 и появлением нового фрегата с более мощной системой вооружений.

— А с универсальными десантными кораблями «Прибой»?

— Они обязательно будут строиться, в программе (вооружений) они есть. Мы начали проработку и подготовку к этому.

— Есть ли какая-то ясность по поводу строительства отечественных атомных авианосцев?

— Все зависит от Министерства обороны. Будет соответствующий заказ — мы готовы приступить к его исполнению, для того чтобы сделать в минимально возможные сроки.

— Помощник президента по ВТС Владимир Кожин неоднократно предупреждал, что доходы от ГОЗ по завершении текущей госпрограммы вооружения упадут и предприятиям ВПК нужно в срочном порядке наращивать экспортные поставки и долю гражданского производства.

Насколько сегодня у ОСК развито гражданское судостроение?

— Гражданское судостроение занимает в выручке корпорации не более 12%. При этом если взять количество новых кораблей, то мы произвели больше гражданской продукции, чем военной.

Перед нами стоит очень четкая задача — к 2030 году достичь паритета в военном и гражданском судостроении в выручке. Это говорит о том, что мы должны производить к 2030 году гражданской техники и техники по военно-техническому сотрудничеству на общую сумму более 200 миллиардов рублей. Это пока такая фантастическая цифра, потому что сегодня мы живем на объеме портфеля заказов в 60 миллиардов рублей.

— Гражданские суда каких проектов в перспективе могут завоевать российский рынок?

— Все. Правда, российский рынок нам приходится завоевывать в текущих экономических реалиях. Но мы, по сути, предлагаем всю цепочку возможных размерений судов, за исключением, может быть, тех, для которых в ОСК нет построечных мест. Но если, например, отвлечься от экономической составляющей, даже сейчас можем построить суда длиной до 500 метров. Для этого есть возможности — хитрые технологии стыковки на воде. Точно так же, как мы строили вертолетоносец типа «Мистраль» на Балтийском заводе.

Конечно, будет удобнее строить такого рода изделия, имея большой сухой док. Который планируется построить на заводе «Звезда». Мы продолжаем модернизацию наших верфей для того, чтобы получить универсальные построечные места, которые могут быть использованы как для военного кораблестроения, так и для гражданского.

— Какие-то проблемы в гражданском судостроении сейчас есть?

— Проблема только одна — мы должны быть оптимальны с точки зрения затрат. Все то, что происходит с военным заказом, нас, честно говоря, загоняет в состояние казенного предприятия. В то время как работа на гражданском рынке абсолютно рыночная. Сегодня главная задача импортозамещения — не просто получить похожие по параметрам изделия, а сделать их экономически такими же эффективными. И это, пожалуй, самый главный вызов на сегодняшний день.

— Как вы оцениваете перспективу ОСК на рынке гражданских судов после 2020 года?

— Достаточно уверенно, поскольку задел очень большой. Кто бы мог подумать, что на одной из верфей у нас будет в планах строительство 16 больших траулеров? И в этом смысле структурированная, понятная позиция государства и правительства позволила получить такой длинный заказ. Военная техника строится циклами, а на спадах заполняется гражданской продукцией. На сегодняшний день мы самодостаточны и у нас есть достаточно компетенций, чтобы строить гражданские суда различных классов.

При этом должен заметить, что два предыдущих месяца работы вместе с Министерством обороны и Военно-морским флотом привели к тому, что мы в достаточной мере сбалансировали все основные параметры следующей госпрограммы вооружений, для того чтобы понимать, как мы исполним поручение президента по выходу на приоритет в гражданском судостроении.

— Планируется ли наращивать экспортные поставки военных и гражданских судов?

— Конечно. Сегодня мы работаем с иностранными заказчиками и видим всю сложность этого процесса. Сконцентрируемся в основном на ледоколах, судах снабжения, различных буровых плавающих установках, морской технике добычного, разведывательного или иного характера, рыболовецких судах, исследовательских судах и других сложных и насыщенных изделиях, которые к этой категории можно отнести.

— Есть уже какой-то список таких стран?

— Вы знаете, у нас даже есть сейчас потенциальный заказ из Японии, который мы планируем поставить на производство на одну из наших верфей. Это заказ ледокольного круизного судна, которое будет ходить по кругосветным маршрутам.

— Что в ближайшей перспективе будет больше всего интересовать иностранных заказчиков?

— Я думаю, что в первую очередь, конечно, наши компетенции в арктических технологиях — будь то ледоколы или суда снабжения. Кроме того, все то, что мы можем делать с точки зрения наших подводных технологий для гражданских нужд.

Подпишитесь на нас Вконтакте, Google plus, Одноклассники

pravdoryb.info

Эсминцы проекта 23560 «Лидер». Впервые широкая общественность услышала о нем в июне 2009 г., когда ИТАР-ТАСС сообщило о начале работ по созданию многоцелевого эсминца океанской зоны. Тогда же были озвучены задачи, которые командование ВМФ поставило перед перспективным кораблем:

Были также даны минимальные сведения о его будущих характеристиках, в том числе: элементы «стелс», высокий уровень автоматизации, неограниченная мореходность и скорость свыше 30 уз., ангар на 2 вертолета, при этом стандартное водоизмещение должно было достигнуть почти 9 тыс. тонн. В июне 2009 г. состояние работ по новейшему эсминцу выглядело следующим образом:

Примерно тогда же главком ВМФ В. Высоцкий объявил, что строительство нового эсминца может начаться уже в 2012 г. К нашему глубокому сожалению, это заявление главкома оказалось чрезмерно оптимистичным: предэскизный проект ПКБ «Северное» был утвержден только в 2013 году, но и тут оставалось много непонятного. Начиная как минимум с 2011 г. СМИ говорили о том, что эсминец разрабатывается в двух вариантах — с газотурбинной и атомной ЭУ, но какой из вариантов предпочтет флот? Ясно было лишь то, что по мере проработки проекта водоизмещение будущего корабля росло. Если изначально говорили о «почти 9 тыс. тонн», то впоследствии уже о 9-10 тыс. тонн для газотурбинного, и 12-14 тыс. тонн для атомного варианта. Именно последний показался руководству ВМФ предпочтительным. В 2015 году ТАСС сообщило со ссылкой на неназванный источник:

Тогда же источник ТАСС уточнил:

Увы. Как стало известно в июне 2016 г., технический проект перспективного эсминца не завершен, а только начат: по данным годового отчета АО «Северное ПКБ», готовность технического проекта к концу 2016 г. должна составить всего 5%. Однако уже на Международном военно-морском салоне (МВМС) 2015 г. была представлена модель эсминца проекта 23560Э в экспортном варианте.

Достаточно необычный внешний вид и то, что данная модель (наряду с моделью авианосца «Шторм») была выставлена Крыловским ГНЦ, а не разработчиком «Лидера»: ПКБ «Северное» вызывают определенные сомнения в том, что перспективный эсминец будет выглядеть именно так. С другой стороны, никаких иных изображений «Лидера» в открытой печати нет (кроме случаев, когда ошибочно демонстрируются рисунки эсминца проекта 21956). Тогда же были озвучены и приблизительные ТТХ новейшего корабля. Они общеизвестны, но повторим их еще раз: 17 500 т полного водоизмещения, 32 узла максимальной скорости, 200 м длины, 20 м ширины и 6,6 м осадки, «мореходность 7 баллов» (скорее всего имелось ввиду, что корабль может применять оружие при волнении до 7 баллов). Ну, а вооружение составит (если судить по модели, представленной Крыловским ГНЦ).

Будет включать:
64 (8*8) шахты УКСК для ракет «Брамос», семейства «Калибр», в перспективе — «Циркон».
56 (14*4) шахты для ракет «оморяченного» комплекса С-400, либо С-500 «Прометей».

16 (4*4) шахты для ЗРК «Редут».
3 ЗРПК «Панцирь-М».
12 (2*6) торпедных труб «Пакет-НК».
1*1-130-мм АУ А-192М «Армат».
Ангар на 2 вертолета.

Небольшой нюанс. Ранее неоднократно сообщалось, что эсминец типа «Лидер» будет нести 128 ЗУР, в то время как на модели только 72 ракетных шахты. Но тут нет противоречия, поскольку в одной шахте может быть размещено до 4 ракет меньших размеров. Так, например, в одну шахту ЗРК «Редут» входит 4 ЗУР ближнего радиуса действия 9М100, а это означает, что количество зенитных ракет на «Лидере», даже не считая «Панцири», может быть значительно больше, чем имеющиеся 72 пусковых шахты.

Попытаемся разобраться в том, каким образом случилось так, что большой, океанский, но все же эсминец, умудрился дорасти до гигантского ракетного крейсера, понять задачи, которые такой корабль мог бы решать в составе нашего флота и догадаться, когда же все-таки следует ожидать закладки головного корабля серии.

Ближайшим аналогом эсминца проекта 23560 в отечественном флоте являются тяжелые атомные ракетные крейсера проекта 1144, но, конечно, история проектирования этих кораблей кардинально различается — тем интереснее сходство конечного результата. В случае с 1144 советские адмиралы первоначально рассчитывали получить атомный океанский противолодочный корабль водоизмещением в 8000 т для поиска, слежения и уничтожения американских ПЛАРБ. Считалось, что для обеспечения приемлемой боевой устойчивости в океане кораблю понадобится не только мощное противолодочное вооружение, но и эшелонированное ПВО, а также противокорабельные ракеты, но уместить все это в одном корабле среднего водоизмещения не представлялось возможным. Поэтому на первых этапах проектирования предполагалось создать два атомохода: БПК проекта 1144 и ракетный крейсер проекта 1165 с сильной ПВО, которые должны были действовать в паре. Впоследствии от этой идеи отказались в пользу универсального корабля: вероятно это был правильный подход, но он привел к взрывному росту водоизмещения ТАРКРР проекта 1144. В итоге ВМФ СССР получил уникальный корабль — оснащенный практически всей номенклатурой морского оружия, он был одинаково ультимативно-эффективен в обеспечении ПВО (С-300Ф — «Оса-М» — АК630) ПЛО (ПЛУР «Метель»-533-мм торпедные аппараты — РБУ), а его ударные возможности (20 ПКР П-700 «Гранит») по тогдашним представлениям отечественных военных специалистов обеспечивали прорыв ПВО АУГ и нанесение решающих повреждений авианосцу. Разумеется, за все нужно было платить — полное водоизмещение ТАРКР достигло 26 тыс. тонн, а его стоимость оказалась сопоставимой с авианесущими кораблями: по некоторым данным, ТАРКР проекта 1144 стоил порядка 450-500 млн. руб., в то время как ТАКР пр.1143.5 («Кузнецов») — 550 млн. руб., а атомный ТАКР пр.1143.7 («Ульяновск») — 800 млн. руб. (без авиагрупп). Стоимость авиагруппы «Ульяновска» могла составить около 400 млн. руб.

Создание подобных кораблей стало апофеозом концепции советских ракетных крейсеров, предназначенных для уничтожения американских авианосных ударных групп, в том числе из положения слежения, когда отечественный РКР располагался в удалении от АУГ, но держал ее в пределах радиуса действия собственных ПКР и в случае начала конфликта мог нанести по ней немедленный ракетный удар. Но мог ли отечественный ракетный крейсер выполнить поставленные перед ним задачи? Споры на эту тему сотрясают Интернет по сию пору.

Аргументация сторонников авианосцев безупречна — ракетный крейсер, действуя без прикрытия собственной авиации не может отразить массированного авиаудара, сколько ЗРК на него не ставь. Возможности для поиска противника у авианосца намного выше, за счет наличия самолетов ДРЛО и РЭБ, в то же время ракетный крейсер нуждается во внешнем целеуказании, которое в океане ему просто некому дать. Это могли бы сделать спутники-шпионы, но за исключением чрезвычайно дорогостоящих спутников, способных вести активный поиск (с использованием РЛС в активном режиме) такие спутники либо не гарантируют обнаружение АУГ, либо требуют слишком много времени на дешифровку информации, которая устаревает и не может быть использована для целеуказания противокорабельных ракет. Таким образом, ракетному крейсеру будет куда сложнее обнаружить АУГ, чем АУГ найти ракетный крейсер, а защититься от ее самолетов РКР не в состоянии. Что касается слежения за неприятелем, то за исключением, когда такое слежение ведется на дистанции, позволяющей визуально наблюдать корабли АУГ, проблема внешнего целеуказания сохраняет свою актуальность. На основании вышесказанного ряд аналитиков полагает ракетные крейсера тупиковой ветвью эволюции надводных кораблей.

Однако не все так просто.

За шесть месяцев до Фолклендского конфликта 1982 г., в Аравийском море состоялись англо-американские военно-морские учения. Со стороны США в них принимала участие АУГ во главе авианосца «Корал Си» под командованием адмирала Брауна. Англичане были представлены эсминцем «Глэморган», тремя фрегатами, двумя танкерами и судном снабжения, возглавлял эту небольшую группу контр-адмирал Вудворт (впоследствии руководивший британской авианосной группой у Фолклендов).

Условия были достаточно просты: учения начинаются в 12.00 при этом британские корабли занимают неизвестную для американцев позицию, но не ближе чем в 200 милях от американского авианосца. Задача англичан — уничтожить «Корал Си» ракетным ударом, задача американцев — обнаружить и уничтожить британские корабли. Для моряков США ситуация в значительной мере облегчалась тем, что из всех английских кораблей противокорабельные ракеты имел только «Глэморган», располагавший четырьмя «Экзосетами» с дальностью стрельбы 20 морских миль. В сущности, только они и представляли собой единственную угрозу американскому соединению. Контр-адмирал Вудворт решил попытаться атаковать одиночным кораблями с разных сторон, разместив свои фрегаты и эсминец по окружности радиусом 200 миль с авианосцем в центре, но все равно шансы британского соединения перед лицом десятков палубных самолетов и мощного корабельного эскорта стремились к нулю. Как будто этого было мало, американцы «немножко» смухлевали — их самолет обнаружил «Глэморган» за три четверти часа до начала учений — «сбить» его британцы еще не могли, зато адмирал Браун примерно знал расположение единственного корабля, который представлял для него хоть какую-то опасность.

И тем не менее, учения закончились, когда британский офицер вышел на связь с авианосцем «Корал Си» и уведомил командование последнего о том, что:

Добавим, что «Глэморган» в это время находился всего в 11 милях от «Корал Си». Справедливости ради следует указать, что американцы все же обнаружили «Глэморган» самостоятельно, но произошло это уже после «ракетного удара» последнего.

Как британцам такое удалось? Очень просто — после обнаружения «Глэморгана» американским истребителем, британский эсминец резко изменил курс и скорость и к моменту, когда три часа спустя в район его предполагаемого нахождения прибыла ударная группа палубной авиации «Глэморган» находился в 100 милях восточнее. Затем в течении дня американцы обнаружили и «уничтожили» все три британских фрегата, но «Глэморган», оставаясь необнаруженным в сумерках приблизился к 200-мильной границе, с которой он должен был начинать учения. Дальше… корабль рванулся в атаку под покровом тьмы, соблюдая свето- и радиомаскировку? Ничуть не бывало — «Глэморган» зажег все до единой лампочки, какие только были на эсминце и гордо следовал вперед. По словам контр-адмирала Вудворта:

Зачем? Британскому адмиралу пришла в голову идея замаскироваться под круизный лайнер. Поэтому, когда американский эсминец обнаружил это сияющее во мраке нечто и попросил по радио идентифицировать себя:

«Мой доморощенный пародист Питер Селлерс, уже проинструктированный заранее, ответил с самым лучшим индийским акцентом, на который он был способен: «Я лайнер «Равалпинди», следую из Бомбея в порт Дубаи. Спокойной ночи и удачи!» Это звучало как пожелание главного официанта из индийского ресторана в Сурбитоне»

Маскировка удалась на все 100%, и американцы ничего не заподозрили до тех пор, пока «Глэморган» не сблизился с авианосцем США на 11 миль — тогда они все же спохватились, но было уже поздно.

Разумеется, следует учитывать определенные условности данных учений, как и тот факт, что во время боевых действий вряд ли американцы позволили бы «индийскому лайнеру «Равалпинди»» столь вольготно перемещаться в охраняемом ими пространстве. Но следует обратить внимание вот на что: по паспортным ТТХ американского оружия, успех британского эсминца был совершенно невозможен. Что с того, что «Глэморган» оказался в 100 милях (185 км) от места, где его искали американские самолеты, если ДРЛО Е-2С «Хокай» способен обнаруживать корабль на дистанции в 300 и более километров, в зависимости от высоты полета? Тем не менее, британский эсминец, маневрируя в 200-250 милях от авианосца половину светового дня не был обнаружен американскими воздушными средствами разведки. И это при идеальной погоде!

Таким образом, можно лишь в который уже раз констатировать, что морской бой значительно сложнее и многограннее, чем его моделирование на основе справочных таблиц: классический ракетный крейсер вовсе не является чем-то совершенно бесполезным и вполне способен в определенных условиях атаковать АУГ своими ракетами. Между прочим, сам контр-адмирал Вудворт по результатам описанных выше учений сделал совершенно однозначный вывод:

Другой вопрос, что в противостоянии «ракетный корабль против АУГ» последняя все равно и всегда будет иметь существенно большие шансы: нельзя забывать, что, несмотря на успех «Глэморгана», он был единственным из четырех британских кораблей, выполнившим свою задачу. Остальные три были обнаружены и «уничтожены» палубной авиацией США, на что последней понадобилось всего лишь полдня. Кроме этого, следует учесть и то, что британских кораблей все-таки было четыре, т.е. американцы вынуждены были распылять силы, опасаясь атак с различных сторон.

Возвращаясь к эсминцу проекта 23560, отметим, что с кораблями данного типа ВМФ РФ то ли вернулся к советской традиции, то ли повторно наступил на те же грабли (в зависимости от точки зрения). «Лидер» представляет собой классическую реинкарнацию идеи создания универсального ракетного корабля, способного в одиночку «разобраться» с авианосной группой, имеющего эшелонированную ПВО и эффективные средства борьбы с подводными лодками. Особенно эффективен «Лидер» будет в качестве средства «проекции силы» на иностранную АУГ: ничто не мешает ему в предвоенное время занять позицию для немедленного удара, а удар шестидесяти четырех противокорабельных «Калибров» (особенно при использовании ЗМ-54, атакующую цель на 2,9М) вряд ли может быть отражен силами ПВО и РЭБ нескольких эсминцев типа «Арли Берк». При этом и с учетом того, что вертикальные пусковые установки обычно обеспечивают скорострельность 1 ракета в 1-2 секунды, до полного израсходования ПКР-боекомплекта эсминец должен продержаться всего 1-2 минуты — вполне достижимая задача для его мощной и эшелонированной ПВО. Конечно, остаются вопросы внешнего целеуказания, но и здесь появляются варианты — особенно в части слежения за неприятелем в мирное время. Например, развитие загоризонтной радиолокации — современные ЗГРЛС не в состоянии идентифицировать неприятеля, но кто мешает, при обнаружении множественной цели установить с ней контакт при помощи эсминца/самолета/вертолета, выяснить, что это — АУГ а в дальнейшем отслеживать ее перемещения при помощи ЗГРЛС? Раньше ракетный крейсер, находясь, скажем, в 200 км от АУГ не имел возможности контролировать ее перемещения самостоятельно — конечно, были вертолеты, но круглосуточного дежурства они осуществлять не могли. В не таком уж далеком будущем, с развитием БПЛА, такие возможности у нашего ВМФ появятся. Объявленный срок службы эсминца проекта 23560 составляет 50 лет, и следует планировать его боевое применение ориентируясь как на существующие, так и на перспективные образцы вооружения и оборудования.

Что касается энергетической установки, то следует признать, что никакого выбора у нас на самом деле не существовало — атом и только атом. До 2014 г, до возвращения полуострова Крым в состав РФ и до введения западных санкций руководство МО еще могло надеяться, что нам удастся построить флот, бороздящий просторы Мирового океана на украинских газовых турбинах и немецких дизелях, но теперь таких иллюзий ни у кого уже не осталось. Мы можем рассчитывать только на собственный военно-промышленный комплекс, а перед ним сейчас стоит чрезвычайно важная и тяжелая задача — обеспечить производство газовых турбин для новейших фрегатов. И эта задача в конце концов будет решена, но с опозданием, так что серийное строительство фрегатов проекта 22350 очевидно сорвано. Так какой смысл требовать сейчас от производителя, неспособного обеспечить в нужные сроки поставки энергетических установок для фрегатов еще и газотурбинные ЭУ для новейших эсминцев? Иное дело — атомные энергетические установки, создающиеся совсем иными производителями. Следует отметить также и то, что оснащение атомными ЭУ дает нашим эсминцам проекта 23560 неоспоримые преимущества — а именно, способность поддерживать максимальную скорость намного дольше, чем способен корабль с газотурбинной ЭУ, да и обеспечивать такой корабль вдали от родных берегов будет несколько проще — по крайней мере флот танкеров ему не нужен.

Недостатки проекта 23560 напрямую вытекают из его же достоинств — необходимость размещения мощнейшего вооружения и атомной энергетической установки требуют значительного водоизмещения и увеличивают стоимость корабля. Поэтому крайне сомнительно, что Российская Федерация будет способна построить серию из 12 таких кораблей, как это анонсировалось ранее. Вопросы возникают как по стоимости «единицы продукции», так и по верфям, где он может быть построен (длина корпуса 200 м — это не шутка). А если бы даже и могли — зачем нам это надо?

Давайте посмотрим на американское кораблестроение. США реализовали два весьма амбициозных проекта — «эсминец будущего» «Замволт» и «авианосец будущего» «Джералд Форд». Оба этих корабля, по мысли разработчиков, должны были стать квинтэссенцией новейших технологий, что должно было бы обеспечить им беспрецедентную боевую эффективность. Не будем сейчас о том, что получилось у американцев в итоге, по мнению автора, американский кризис ВПК в части морского строительства может оказаться пострашнее чем наш, но сейчас мы всего лишь сопоставим стоимости новейшего эсминца и авианосца США. Что касается «Джералд Форд», то по данным НВО на 2014 г:

Таким образом мы не ошибемся, предположив, что непосредственные затраты на строительство корабля составили порядка 9,5-10,5 млрд. долл. (в дальнейшем была информация, что стоимость «Форда» достигла 13,8 млрд. долл.). Но проблема в том, что стоимость строительства «Замволта» по последним данным достигла 4,4 млрд. долл., при этом имеется ввиду именно стоимость строительства, без НИОКР и затрата на проектирование. Соответственно, американский авианосец (без авиагруппы) стоит 2,16-2,37 эсминца «Замволт». А вот АТАКР «Ульяновск» (гигантский корабль около 80 тыс. тонн полного водоизмещения, он все же существенно меньше авианосцев США) стоил примерно 1,7 ТАРКР проекта 1144 «Киров».

Наши эсминцы типа «Лидер» меньше «Кирова», но крупнее «Замволта», номенклатура вооружения больше, к тому же, в отличие от американского визави, имеют атомные ЭУ. В то же время по имеющимся данным, перспективный авианосец Российской Федерации по размерам примерно соответствует «Ульяновску». А потому не будет большой ошибкой предположить, что стоимость отечественного авианосца составит примерно два эсминца проекта 23560 «Лидер».

Вопреки общераспространенному мнению, при сопоставлении стоимости авианосцев и иных средств вооруженной борьбы на море, таких как ракетные крейсера или подводные лодки, учитывать стоимость палубной авиагруппы не нужно — эти самолеты в любом случае нужны флоту, хоть с авианосцем, хоть без него. Авианосец представляет собой всего лишь мобильный аэродром, позволяющий авиации действовать вдалеке от своих сухопутных баз. Но если даже и не делать этого, и добавить стоимость еще одного эсминца как компенсацию стоимости авиагруппы, то получается, что вместо дюжины ракетных эсминцев мы можем построить 4 полностью укомплектованных самолетами авианосца. Можно долго спорить о том, нужны ли нашему флоту авианосцы или нет, но примерная стоимость программы строительства дюжины «Лидеров» именно такова. И если кто-то считает, что авианосный флот для РФ неподъемно дорог, то и программа строительства эсминцев проекта 23560 нам также окажется не по карману.

Известно, что «универсал может делать все, но одинаково плохо». По мнению автора настоящей статьи, при проектировании «Лидера» мы попытались спроектировать по-настоящему эффективный корабль океанской зоны, «универсал, который может делать все, и одинаково хорошо» — и нам это удалось. Проблема лишь в том, что столь качественная универсальность стоит слишком дорого и не годится для крупносерийного строительства. В конце концов, даже СССР не пытался заменить все БПК, эсминцы и ракетные крейсера одними только ТАРКР проект 1144, а индустриальная мощь РФ не идет ни в какое сравнение с СССР.

Тем не менее, это вовсе не делает «Лидеры» ненужными или нежеланными для нашего флота. Создание пусть даже 4-5 таких кораблей, пусть даже растянутое лет на 20, позволит по крайней мере обеспечить воспроизводство ракетных крейсеров. И (побудем немного оптимистами) в случае появления авианосцев в составе ВМФ РФ, «Лидеры» прекрасно дополнят их возможности. Даже один эсминец проекта 23560 способен качественно усилить ПВО авианосной многоцелевой группы, а 64 крылатых ракеты превосходно дополняют мощь палубной авиагруппы, хоть против морских, хоть против сухопутных целей.

Закладка головного «Лидера» ознаменовала бы собой наше возвращение в океан, и постоянные смещения сроков «вправо» совсем не радуют тех, кому небезразлична судьба отечественного ВМФ. Тем не менее, определенные резоны в затягивании строительства есть: проектируемый эсминец напичкан новейшим вооружением и оборудованием ничуть не в меньшей степени, чем головной фрегат проекта 22350 «Адмирал флота Советского Союза Горшков». Тот самый фрегат, который будучи заложен в феврале 2006 года вот уже 10 с лишним лет не может войти в состав ВМФ Российской Федерации и неизвестно еще, когда войдет. Разумеется, проблема заключена отнюдь не в том, что на верфи разучились строить корпуса — первенца проекта 22350 подвели срывы поставки вооружения (а возможно — и оборудования). Проблема заключалась в том, что тот же «Полимент-Редут», к примеру, на момент закладки «Горшкова» находился на достаточно ранних этапах разработки, и все мыслимые сроки ввода его в строй оказались сорваны. Будем надеяться, что этот злосчастный ЗРК все же получится довести до ума, но вряд ли руководство отечественного флота горит желанием вновь наступать на те же грабли: заложить куда более крупный, нежели фрегат, корабль, и получить еще один куда более дорогостоящий долгострой. А потому можно предположить, что сроки закладки эсминца проекта 23560 «Лидер» сдвигаются вправо именно по причине неготовности его будущей «начинки» — вооружения, энергетики и прочего оснащения. Попробуем разобраться в том, насколько мы готовы приступить к строительству подобных кораблей.

Уже в 2000-х годах, в рамках кардинального обновления ПВО страны, решено было сделать ставку на 3 основных комплекса — малого радиуса действия «Морфей», С-350 «Витязь» средней дальности и дальнобойный С-500, причем последний должен был решать задачи как ПВО так и перехват баллистических ракет средней дальности, межконтинентальных — на конечном участке траектории, а также низкоорбитальных спутников. При этом предполагалась значительная унификация — тот же С-400 мог (и должен был) использовать ракеты С-350, а С-500, очевидно, должен был получить возможность при необходимости «работать» ЗУР С-400. Кроме этого предполагалась унификация и между родами войск: предполагалось, что С-350 в своей морской ипостаси «Полимент-Редут» станет основой ПВО средних, а С-500 — крупных океанских кораблей, таких как «Лидер». К сожалению, на сегодняшний по всем комплексам работы весьма далеки от успешного завершения, а С-350 в своем «морском» варианте («Полимент-Редут») стал основной причиной задержки вступления в строй «Адмирала Горшкова».

Как известно, принципиальным отличием С-350 от того же С-300 стало использование ЗУР с активной ГСН, наведение которых не требует специальной РЛС сопровождения и подсветки целей, каковая необходима для ракет с полуактивным наведением. Предполагалось, что поступивший на вооружение комплекс С-400 должен уметь наводить ЗУР как с активной, так и с полуактивной ГСН, для чего была разработана многофункциональная РЛС 92Н6Е.

РЛС 92Н6Е на мобильном шасси

В итоге комплекс действует так: РЛС общего обзора (одна на комплекс) обеспечивает контроль воздушного пространства и на основании ее данных командный пункт распределяет цели между ЗРК (управляя одновременно до 8 ЗРК), каждому из которых придана РЛС 92Н6Е. А уж эта РЛС обеспечивает сопровождение целей и наведение на них ЗУР своего ЗРК, при этом она умеет наводить ракеты с активной и полуактивной ГСН (в последнем случае обеспечивается большее количество сопровождаемых целей). Более того — предусматривается применение в ЗУР перспективных комплексированных активно-полуактивных ГСН, имеющих также пассивный канал приема. При этом максимальная дальность действия РЛС 92Н6Е указывается в 400 км, хотя неясно, насколько велика ЭПР цели, которую на этом расстоянии может сопровождать РЛС. Но для РЛС общего обзора С-400 дается 600 км (230 км для цели с ЭПР 0,4 кв. м). Вполне вероятно, что 92Н6Е способна выполнять функции обзорной РЛС — отечественные станции сопровождения и подсветки целей обычно имели такую возможность, просто в более узком секторе, нежели РЛС общего обзора.

Решетка морского радара «Полимент» имеет куда худшие характеристики — она совмещает возможности обзорного радара с управлением ЗУР с активной ГСН, но вряд ли адаптирована под управление ЗУР с полуактивной ГСН, так как ЗРК «Редут» не предусматривает использования таких ракет. Всего в «Полименте» четыре неподвижные решетки, направленные в разные стороны света, которые и обеспечивают кораблю обзор на 360 град и каждая из них способна одновременно обстреливать 4 цели (РЛС 92Н6Е — 10 целей). Но у «Полимента» есть серьезная проблема — до сих пор не решена задача передачи цели от одной решетки к другой, т.е. если цель перемещается из зоны обзора одной решетки к другой, то ее сопровождение срывается. Можно предположить, что подобная передача управления ЗУР с полуактивной ГСН окажется еще сложнее — ведь если для ЗУР с активной ГСН достаточно периодически фиксировать положение цели и ракеты в пространстве, после чего компьютер рассчитает изменение траектории, то для полуактивной ГСН требуется еще и постоянная «подсветка» цели лучом РЛС.
В то же время на модели «Лидера», представленной Крыловским ГНЦ мы видим даже не 4 решетки, а большее их количество. Возможно это решетки «Полимента» и нового радарного комплекса С-500, но более вероятно, что это решетки обзорного радара и многофункционального, обеспечивающего наведение всех типов ЗУР. Как бы то ни было, до тех пор, пока не будет решена принципиальная проблема передачи целей от одной решетки к другой, такая схема работать не будет. В сущности, именно проблемы с радаром являются ключевыми для перспективного морского ЗРК. Несмотря на то, что работы по ракетам отстают от графика и даже дальнобойная ЗУР 40Н6Е для С-400 (с дальностью до 400 км и досягаемостью по высоте — 185 км) до сих пор не поступила на вооружение, габариты, масса и энергетика перспективных ракет понятны, и ничто не мешает создать под них соответствующие пусковые установки. Таким образом строить эсминцы, не дожидаясь ракет, можно — «Лидеры» могут ходить пока и с неполной номенклатурой ЗУР, а кроме того до вступления в строй головного эсминца еще очень далеко, и насколько к тому времени продвинутся разработки перспективных ЗУР — никто не знает. А вот не решив принципиальных проблем с обзорными РЛС и наведением ЗУР — вряд ли. Один раз мы уже сделали это, и теперь судьба ПВО фрегатов проекта 22350 весьма туманна.

Кроме этого, есть сведения о том, что для С-500 разрабатывается совершенно новый обзорный радар, работающий не в дециметровом, а в сантиметровом диапазоне, но обеспечивающий дальность обнаружения 750-800 км против 600 км РЛС С-400. Неизвестно, в каком состоянии находятся его разработка, но, конечно, было бы желательно получить для «Лидера» именно такой.

Второй аспект, тормозящий немедленную закладку эсминцев проекта 23560 (разумеется, по личному мнению автора настоящей статьи), — это энергетика. Вспомним создание ТАРКР проекта 1144 — их реакторы КН-3 были созданы на базе ледокольных реакторов ОК-900, но, конечно, конструкторская мысль с тех пор не стояла на месте. Сегодня для строящейся серии новейших ледоколов проекта ЛК-60Я («Арктика», «Сибирь», «Урал») разработаны реакторы следующего поколения РИТМ-200. Они существенно легче и компактнее ОК-900, но имеют трехкратно больший период непрерывной работы, на 80% больший ресурс. При использовании «гражданского» урана, обогащенного до 20% период между перезагрузками топлива, составляет 7 лет (против 2-3 лет на ОК-900) но на обогащенном в большей степени «военном» уране перезагрузка топлива вообще не потребуется. Разумеется, логично было бы создавать реакторы для «Лидера» на основе РИТМ-200, но перед этим стоило бы изучить, насколько удачным оказался этот самый РИТМ. Первый ледокол с энергетической установкой на его основе должен войти в строй в 2017 г., поэтому имеет смысл дождаться результатов государственных испытаний с тем, чтобы не «пролететь» в очередной раз.

С учетом всего вышесказанного, наиболее реалистичным сроком закладки головного корабля проекта 23560 являются 2018-2019 гг., при условии, что к тому времени проблемы с РЛС будут решены, а РИТМ-200 будет работать штатно.

topwar.ru


You May Also Like

About the Author: admind

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.

Adblock
detector